Детские радости для взрослого тебя

Это так прекрасно — прийти в лес и самому соорудить горку для катания. Я успела забыть, что такое, когда утопаешь в снегу, загребаешь ровно половину сугроба в ботинок и собираешь всю свою волю и силу в кулак, для того, чтобы выбраться из снежного плена. Такие истории остались в безмятежном детстве с мокрыми варежками на батарее, а сейчас все резко повзрослели, обзавелись собственными мастерами по маникюру и косметологами. У всех есть работа и планы на пятницу. А вот такого простого, со снегом, налипшим на шапку, с падениями в рыхлую белую нирвану, с высокими соснами не на заставке телефона, а здесь, около тебя, такого нет. Не имеем. Не можем себе позволить. Считаем несерьёзным, вечно откладываем, порой ленимся.

Ехали в электричке, разговорились с женщиной. Она поделилась историей: «Помню как ночевали на сеновале, когда к бабушке в гости приезжали. Как на лодке, обычной деревянной, по речке катались. И платьев у нас изысканных не было, и в других странах мы не бывали, но до чего же хорошо жилось там, за городом. А главное — я знаю, что у нас это было. Помню об этом. У нынешнего поколения на первый взгляд есть всё, но одновременно нет ничего. Нет главного. У нас были отношения, природа, родные люди, а у них что

И правда, что? Всё есть, но всего мало.

А стоит оказаться там, где до тебя сегодня ещё никто не ходил, где проваливаешься ровно по колено в снег, где задираешь голову вверх, а там с одной стороны кипенно-белая простыня, какие бывают только в детских лагерях, а с другой — затейливый рельеф деревьев, которые нет-нет и затрещат от возмущения, заохают от тяжести снега, разозлятся и скинут часть прямо на наши головы. Держите, вам всё мало? Стоит там оказаться и начинаешь слышать тишину, делить звук на двое, трое, где есть хруст снега, дыхание, скрип штанин и редкие вздохи. Вспоминаешь про своё детство с обычными деревянными санками и страхом перед горкой с трамплином, про вожатство и места, где сосны до небес.

Я успела всё это забыть, но как здорово устроена память, а?

Невозможно разлюбить процесс измерения сугробов и трепет за секунду до спуска с горки. Изменилось только восприятие тишины и появилась сверхспособность выуживать каждый звук из его тайных укрытий.

В детстве, с красными от мороза щеками, ценился шум, визг, грохот. В настоящем, с мечтами о собственном доме неподалёку от леса, нравятся негромкие разговоры, укрываться от нападок добродушного пса и не пытаться строить из себя очень взрослого. Всё равно никого не обмануть. Мы всё ещё дети, которые пришли домой, и покряхтывая, и шмыгая носом, стягивают промокшую одежду, в то время как мама ставит на стол очередную тарелку с борщом.

Поделиться
Отправить
2018   дом
Популярное